статьи наших авторов 

Таня Нотариус. Раскаяние вавилонского царя

Книга Даниэля глава 4. Текст главы.

Урок. “Раскаяние вавилонского царя”.
Автор: Таня Нотариус.

Книга Даниэля, как известно, состоит из 12 глав, написанных на иврите и арамейском. Первые шесть глав – повествования о разных событиях, полных скрытого смысла, происходивших с Даниэлем и его друзьями при дворе вавилонского царя, последующие шесть глав содержат апокалиптические видения Даниэля, передаваемые от первого лица. Глава 4, о которой сегодня речь, относится к повествовательной части и написана по-арамейски.

Глава начинается с того, что царь Навуходоносор (Невухаднецар), действующий также в предыдущих историях жизни Даниэля, сообщает о том, что ему приснился сон, который никто не может объяснить. Поначалу царь просит Даниэля, божьего человека и главного мага (רַב חַרְטֻמַיָּא), рассказать как сон, так и его интерпретацию, подобно тому как это происходило во второй главе книге Даниэля, когда царю также приснился полный смысла сон. Однако, в итоге, царь рассказывает свой сон сам: во сне царю привиделось огромное дерево, достающее до небес и дающее пропитание всему живому. Ангел с небес призывает разрушить это дерево, но корни его оставить, связанные цепями и поливаемые дождем. Постепенно образ дерева перерастает в образ живого существа – оно будет жить со зверями, его человеческое сердце превратится в звериное, и так продолжится семь лет. У читателя уже закрадывается подозрение, что, может быть, речь идет не совсем о дереве… А ангел тут же провозглашает, что все это делается для того, чтобы показать, что Всевышний – господин вселенной и все совершается по его воле. Даниэль берется объяснить сон, предваряя свои слова предупреждением – «такой сон твоим врагам, а его интерпретация – твоим недругам» (חֶלְמָא לְשָׂנְאָךְ וּפִשְׁרֵהּ לְעָרָךְ). Действительно, великое дерево – это сам Навуходоносор, а указ ангела предполагает божественный план касательно царя: царь будет изгнан из рода людского, жить с животными, есть траву и пить росу, и так семь лет, пока не признает абсолютную власть Всевышнего. Корни дерева сохранены, разумеется, не случайно – царство вернется к царю, как только тот признает власть небес (מִן דִּי תִנְדַּע דִּי שַׁלִּטִן שְׁמַיָּא). Поэтому ангел призывает царя вернуться к раскаянию, совершить покаяние – грехи сменить на справедливость, а прегрешения – на милость к нищим (וַחֲטָאָךְ בְּצִדְקָה פְרֻק וַעֲוָיָתָךְ בְּמִחַן עֲנָיִן). Все произошло как и было предсказано: с гордостью взирал царь из своего дворца на великий город Вавилон, и вдруг по слову с небес был он изгнан из рода человеческого, ел траву, пил росу, и выросли у него орлиные перья и когти. В конце главы роль повествователя возвращается к Навуходоносору: он признает абсолютную власть Всевышнего и провозглашает, что все происходит только по Его воле; в тот же момент царство возвращается к нему.

История о раскаянии Навуходоносора, нечестивого царя Вавилона, повинного в разрушении Храма и последующем осквернении храмовых сосудов (ср. главу 1:1-2, а также 5:1-2), отсылает к древнему образу Израиля как разрушенного дерева, корни которого – семена святости и символ возрождения (Ишайау 6:13), а также содержит важный теологический мотив эпохи Второго Храма: раскаяние в грехах, признание универсальной власти Всевышнего, его милость и дары доступны не только сынам Израиля, но и представителям народов – например, жителям ассирийского города Нинве (как в книге пророка Йоны) или моавитянке Рут. Однако в настоящей истории есть интересная повествовательная деталь – покаяние провоцируется изгнанием, перемещением из царственного города в сферу дикости и безумия, туда где жизнь подобна жизни животного. Раскаяние же, признание истинного Бога и Его безусловной власти возвращает царя в лоно человеческой цивилизации и восстанавливает его статус земного властителя. Эта своего рода ссылка продолжалась семь лет, то есть довольно заметный срок!

О царе Навуходоносоре известно немало из ново-вавилонских и ранне-персидских источников. Возникает вопрос, могло бы столь длительное исчезновение царя из столицы пройти незамеченным и нет ли отголосков этого эпизода в других вне-библейских текстах?

Действительно, известно несколько версий и упоминаний подобной истории в различных древних ближневосточных источниках, но только относится она не к историческому Навуходоносору II, правившему в 604-562 гг. до н.э., а к его приемнику Набониду! В смутное время. последовавшее за смертью Навуходоносора, Набонид приходит к власти в Вавилоне в 556 г. и становится последним вавилонским царем, правившим до 539 года до н.э., вплоть до персидского завоевания. Года через три после своего воцарения Набонид покинул Вавилон и провел десять лет в своей резиденции в оазисе Тейме на севере Аравийского полуострова, завоеванного им в кампании против Дадана и других североаравийских племен, оставив своего сына Балтасар (упоминаемого в главе 5 книги Даниэля) в качестве регента. Это историческое событие надежно зафиксировано в нескольких ново-вавилонских хрониках и документах, в ранне-персидском поэтическом памфлете о правлении Набонида, а также в клинописных и алфавитных эпиграфических находках, обнаруженных в районе Теймы. Видимо, именно благодаря строительной и экономической деятельности Набонида в середине 6-го века до н.э., арамейский язык проник на север Аравии, получив статус языка бюрократии и администрации, а впоследствии став языком идумейских и набатейских памятников.

Изображение Набонида, обнаруженное недавно в Саудовской Аравии

Набонид прославился, в том числе, как религиозный реформатор: его усилие было направлено на то, чтобы снизить статус традиционного бога-покровителя Вавилона Мардука и усилить культ бога луны Сина, восстановив посвященные ему храмы на севере страны в Харане, а также в древнем шумерском Уре. Видимо, именно попытки религиозной реформы привели к довольно продолжительному отсутствие царя из столицы, став причиной его конфликта со священничеством бога Мардука: так, например, празднование Нового года в первый день месяца Нисана, традиционно связываемое с победой Мардука над стихией хаоса Тиамат и созданием неба и земли, было невозможно в отсутствие царя; есть даже указание на то, что Набонид пытался превратить главный храм Мардука в Вавилоне в место поклонения Сину. По словам самого Набонида, его самоизгнание было вызвано тем, что люди грешили и «пожирали друг друга, подобно собакам», и возмущенный безбожием и беззаконием своих подданных, отправился он на Аравийский полуостров. Культ бога луны Сина, который насаждал Набонид, обнаруживал много нетипичных для Месопотамии черт и, возможно, имел арамейское происхождение: так Набонид называет Сина «царем богов небес и земли», «богом богов», и даже обращается к нему в форме множественного числа «боги».

Цилиндр Набонида из Сиппара, сообщающий о восстановлении храмов Сина:

До сих пор совпадения между историей безумия и раскаяние Навуходоносора, рассказанной в гл. 4, и фактами жизни и деятельности Набонида, восстанавливаемыми из древних источников, кажутся довольно фрагментарными: удаление в зону дикости, порицание грехов, религиозное рвение, верность богу неба и земли. В гораздо более явной форме эти повествования совпадают в арамейском фрагментарном свитке из Кумрана, известном как молитва Набонида. Этот текст отражает традицию о семилетнем проклятии, павшем на царя Набонида в аравийской Тейме, о его покаяние в результате встречи с провидцем из иудеев, и о его признании бога небес. К сожалению, текст очень фрагментарен, и дошедший до нас отрывок звучит приблизительно так: «Слова молитвы, которую произнес Набонид, царь Вавилона, великий царь, когда он был поражен страшными язвами по Божьему слову в Тейме. Я Набонид страшными язвами был поражен семь лет, и когда обратил Бог ко мне свой лик и исцелил меня, грехи мои отпустил мне ясновидец, иудей он из изгнанников. И пришел он ко мне и сказал: Объяви и запиши, дабы воздать славу и величие имени Всевышнего Бога! И я так и написал: поражен я был страшными язвами в Тейме по слову Всевышнего Бога семь лет, молился я богам из серебра и золота, из бронзы, железа, дерева, камня, глины, ведь думал, что они боги …» В настоящем отрывке, отражающем более позднюю, чем вавилонские источники, иудейскую традицию, сообщается о царе, наказанном язвами и изгнанием в аравийскую Тейму, обращающимся к истинному Богу в результате встречи с иудейским мужем, и имя этого царя Набонид, а не Навуходоносор.

Невозможно отрицать связь между источниками ново-вавилонской эпохи, главой из книги Даниэля, и арамейским фрагментом из Кумрана. Традиция о необычном поведении вавилонского царя, о его пребывании в пустыне, о его попытках религиозной реформы, конфликте с элитой Вавилона, и быть может о его близости с изгнанниками из Иудеи выкристаллизовалась в виде библейской истории о безумии и раскаянии вавилонского царя, но была перенесена с менее значимого Набонида на безусловный образ вавилонского правителя, злодея и осквернителя – Навуходоносора.

К проекту 929 на русском.